Поиск по сайту

Адрес

Томский район, с. Курлек, микрорайон Кедр
8-913-804-4514

САЖЕНЦЫ

с закрытой корневой системой:

плодовые и декоративные, деревья и кустарники, хвойные и лиственные,  местные и экзотические, крупные и мелкие, рядовые и эксклюзивные

 
Другие 5-хвойные сосны
 
Внимание! Это авторская статья нашего директора, С.Н.Горошкевича, доктора биологических наук, специалиста в области разнообразия хвойных. Вы можете свободно использовать представленную информацию, но если у вас есть совесть, пожалуйста, не забывайте указывать источник.
 
Если 4 вида кедровых сосен отлично подходят для выращивания в Сибири, то про остальные 5-хвойные сосны этого не скажешь. Они по разным причинам ограниченно пригодны для Сибири. Тем не менее, кое-что актуальное есть и среди них. Попробуем разобраться. Не кедровые 5-хвойные сосны, о которых стоит говорить применительно к Сибири, делятся на две группы: (1) Подсекция Balfourianae из секции Parrya, очень дальние родственники наших кедров, это всего три вида из субтропических гор на юго-западе США; (2) Подсекция Strobus секции Quinquifolia, веймутовы сосны – ближайшие родственники сосен кедровых, это до 16 видов, довольно широко распространенных по всем северному полушарию.
 
Подсекция Balfourianae из секции Parrya
 
Как уже было сказано выше, это всего три вида:
 
Pinus balfouriana, перевод с латыни – сосна Бальфура, английское название «foxtail pine» - сосна лисохвостая. Названа так потому, что ее очень густо охвоенные ветви напомнили кому-то из первооткрывателей лисий хвост.  
 
Pinus longaeva, перевод с латыни – сосна долговечная (живет до 5 000 лет). Английское название “Great Basin bristlecone pine” – сосна из Большого Бассейна со щетинистыми шишками. Большой Бассейн – это огромная бессточная (реки не имеют стока в океан) область на западе США между Сьерра-Невадой и Скалистыми горами. А шишки у нее, действительно, щетинистые – густо покрыты тонкими, острыми и жесткими отростками чешуй.
 
Pinus aristata, перевод с латыни – сосна остистая (ость – это тонкий острый отросток; в этом отношении ее шишки очень похожи на шишки Pinus longaeva). Английское название “Rocky Mountains bristlecone pine” – сосна из Скалистых гор со щетинистыми (остистыми) шишками.
 
На родине (юго-запад США) все они живут в прохладном климате субтропического высокогорья на широтах от 35 до 42 градуса. Чтобы вам было понятно, в Европе это чисто средиземноморские широты. 3 вида представляют три географических района: прибрежные хребты (P. balfouriana, c. бальфура), Скалистые горы (P. aristata – c. остистая) и обширную горную область между ними (P. longaeva – с. долговечная).
 
Ареал P. balfouriana (два красных контура в Калифорнии) и P. longaeva + P. aristata (зеленые пятна и крестики). Эта корта взята из книги Critchfield W. B., Little E.L. Jr. Geographic distribution of the pines of the world // U.S. Department of Agriculture, Forest Service, Misc. Publ. 991. Washington, DC: 1966. 97 p. Во время, когда была издана эта книга, P. longaeva + P. aristata считались единым видом. Потом наука их разделила. Ареал P. aristata в Колорадо и Нью-Мексико мы обвели тонким синим контуром овальной формы. Зелены пятная и крестики вне этого контура.
 
По направлению с запада на восток климат меняется от океанического до резко континентального. В этом же направлении (P. balfouriana → P. longaeva → P. aristata) повышается и устойчивость видов к климатическим эксцессам, следовательно, их перспективность для выращивания в России. По данным вот этого очень авторитетного источника - Bannister, P. and G. Neuner. 2001. Frost resistance and the distribution of conifers. P. 3-22 in F.J. Bigras and S.J. Colombo (eds.), Conifer cold hardiness. Dordrecht: Kluwer Academic Publishers - P. balfouriana устойчива от зоны 5, P. longaeva – от зоны 4, P. aristata – от зоны 3. Западный калифорнийский вид P. balfouriana даже в Германии считается недостаточно зимостойким. Из-за близости Тихого океана, смягчающего климат, сильных морозов в области его распространения практически не бывает. К тому же этот вид – ярко выраженный кальцефил: не может жить в почве с нейтральной, тем более, кислой реакцией среды. Поэтому мы больше не будем о нем говорить: он не рекомендуется для России.
 
 
Два других вида, наоборот, живут в условиях континентального климата на верхней границе древесной растительности. Это абсолютные высоты от 2000 до 3500 м. Поэтому мы рекомендуем их сибирским коллекционерам и любителям экзотики. В чем их смысл? Хотя бы в том, что P. longaeva – самый долгоживущий вид живых организмов: в природе достоверно описаны деревья в возрасте более 5 000 лет. Причем, это не какая-то косвенная оценка, а прямой подсчет по числу годичных колец.
 
Pinus longeva в высокогорьях Съерра-Невады (Калифорния), где она растет на голом камне: фундаментальна и фотогенична. (ссылка на источник фотографии)
 
P. aristata заметно уступает в этом отношении своему ближайшему родственнику: ее предельный возраст всего 2 500 лет. Но и она выглядит очень живописно, оригинально. (ссылка на источник фотографии)
 
В природе оба вида растут медленно, высота дерева даже в самых благоприятных условиях не превышает 15. Столы сбежистые, неправильной формы. Крона широкая, асимметричная. В культуре симметричности больше, но крона все равно широкая, боковые ветви растут ненамного медленней ствола.
Сосна остистая, P. aristata в саду крупнейшего чешского коллекционера и селекционера хвойных Иржи Балатки. Оригинальна своей короткой, но очень густой хвоей/ Автор статьи приведен для масштаба. Фото Jiri Balatka         
 
Брахибласты 5-хвойные. Очень характерная короткая хвоя (не более 4 см), которая живет очень долго (до 15 лет). Шишки – не как у 5-хвойных, а как у 2-хвойных сосен. Они с толстыми жесткими чешуями, раскрываются при созревании. Апофиз – на наружной поверхности чешуи, заканчивается хорошо выраженным шипом. Семена мелкие, с длинным крылом, которое легко отделяется от семени.
Побеги и шишки Pinus longeva. Если присмотреться, то можно увидеть, что число хвоинок в пучке – именно 5. Правда, они очень короткие, 2-3 см, и прижаты одна к другой. Кстати, этот вид рекордсмен не только по общей продолжительности жизни дерева, но и по продолжительности жизни каждого отдельного пучка хвои: до 35 лет. Шишки похожи на шишки сосны обыкновенной: некрупные, деревянистые, раскрываются при созревании, освобождая крылатые семена. Очень характерна форма чешуи: она заканчивается острым длинным шипом длиной до 5 мм. (ссылка на источник фотографии)
 
 

 
Оба вида – петрофилы и кальцефилы. Они живут только в каменистой почве со щелочной реакцией (Ph 6-7). На снимке – самое известное место в Сьерра-Неваде, Калифорния, которое обычно посещают туристы, что посмотреть на Pinus longaeva. Оно так и называется – White Mountains: горы сложены из чисто белого известняка. (ссылка на источник фотографии)
 
Поэтому при культивировании корнесобственных растений обязателен идеальный дренаж и добавление щебня, содержащего мрамор, известняк, ракушечник или доломит. Поливать только при посадке и в сильную засуху.
Чем все-таки отличаются два вида. Самое заметное отличие такое: у Pinus aristata которая густо покрыта мельчайшими хлопьями смолы. Это придает растению некую благородную седину. Люди, не знающие этой особенности вида, часто пугаются: подозревают, что это вредитель, наподобие хермеса. Нет, это всего лишь комочки смолы. У Pinus longaeva, как и у других видов хвойных, ничего подобного нет. (ссылка на источник фотографии)
 
Второе характерное отличие - шишки. Они заметно различаются по длине шипа на чешуе: у Pinus longaeva не более 5 мм, у Pinus longaeva (на снимке) – не менее 10 мм. Фото Anna Schoettle (ссылка на источник фотографии)
 
Pinus longaeva распространена в Европе не особенно широко, но встречается. Есть до 10 низкорослых привойных культиваров, производных от «ведьминых метел». Pinus aristata распространена гораздо шире, а число культиваров измеряется десятками.
У нас есть опыт выращивания Pinus longaeva и P. aristata в Сибири. Последняя, разумеется, живет у нас получше. Конкретно этот экземпляр мы привезли из Саксонии от Joerg Kohout. Его возраст был 5-6 лет, высота 40 см. Фотография сделана в начале третьего года сибирской жизни. Как видите, состояние почти идеальное, приросты отличные. Фото И. Морозова
 
Pinus longaeva и P. aristata, как уже было сказано выше, несмотря на 5-хвойность, являются очень дальними родственниками кедра сибирского. Тем не менее, они вегетативно совместимы с кедром сибирским, в виде прививок неплохо живут на его корнях. В нашей коллекции есть несколько низкорослых декоративных привойных культиваров P. longaeva и до десятка таких же культиваров P. aristata. В массовом количестве они пока не размножены. Это дело будущего. Сибирские корни повышают зимостойкость растений и делают возможным их выращивание в обычной для нас, нейтральной или слабокислой почве. Это проверено нашими собственными опытами.  На снимке – 5-летняя прививка Pinus aristata ‘Sylver Joy’ на корнях кедра сибирского. Фото С. Горошкевича
Подсекция Strobus секции Quinquifolia (веймутовы сосны)
 
Вторая группа 5-хвойных сосен, более важная для нас – это веймутовы сосны. Они названы так потому, что семена центрального вида этой группы – Pinus strobus – впервые привез в Англию из Америки капитан королевского флота George Weymouth. Дело было в 1605 г. По-научному, это подсекция Strobus секции Quinquifolia. К этой же подсекции относятся также и кедровые сосны, образуя в ней отдельную группу видов. Таким образом, веймутовы сосны – это ближайшие родственники сосен кедровых. Единственное принципиальное отличие между двумя группами видов - это строение шишки.
 
Как выглядит шишка кедровых сосен, все мы отлично знаем. В данном случае, это кедр сибирский (P. sibirica).  (ссылка на источник фотографии)
У кедровых сосен основание чешуи мягкое. Поэтому чешуя легко отделяется от оси. В месте прикрепления шишки по мере ее созревания формируется хрупкий отделительный слой. По этому слою шишка (созревшая, но закрытая и вообще не способная раскрываться) отделяется от ветви. Распространяют кедровые сосны исключительно животные: они отрывают чешуи и достают семена. Среди них с большим отрывом лидирует кедровка – птица из семейства врановых. (ссылка на источник фотографии)
 
Сосна веймутова (P. strobus), побег с шишками. Как видите, шишки у нее больше похожи на еловые, чем на кедровые или сосновые. Основание чешуи жесткое, прочное, деревянистое. Поэтому чешуи лишь в той или иной мере раздвигаются при созревании, обеспечивая доступ к семенам тем "агентам", которые их распространяют: животным или ветру. Шишка отделяется от ветви когда-нибудь потом и падает на землю уже "пустая", без семян. (ссылка на источник фотографии)
 
Снабженные кожистым крылом семена веймутовых сосен разносятся ветром. Этот механизм распространения вполне эффективен: иначе веймутовы сосны не были бы широко распространенными и процветающими. Однако не менее, а во многих случаях, видимо, и более эффективным оказалось распространение семян животными, преимущественно птицами. Поэтому даже в группе веймутовых сосен добрая половина видов либо окончательно перешли к крупным бескрылым семенам, либо движутся в этом направлении (имеют семена среднего размера с укороченным, недействующим крылом).
Семена некоторых видов 5-хвойных: типичного представителя кедровых сосен (P. sibirica); типичного представителя веймутовых сосен (P. peuce); нетипичных крупносемянных веймутовых сосен – бескрылых (P. armandii, P. flexilis) и почти бескрылого (P. parviflora). Фото С.Н.Горошкевича
 
Вот таблица, в которой основные виды веймутовых сосен расположены в порядке увеличения размера семян (По Mattes H. Size of pine areas in relation to seed dispersal // Ogden, UT: U.S. Department of Agriculture, Forest Service, Intermountain Research Station. 1994. Gen. Tech. Rep. INT-GTR-309. P. 31-35, с небольшими изменениями
 
Виды
Масса семени, мг
Длина крыла, мм
P. strobus (с. веймутова)
21
21,9
P. monticola (с. горная веймутова)
23
24,2
P. peuce (с. румелийская)
49
12,4
P. wallichiana (с. веймутова гималайская)
58
38,0
P. flexilis (с. гибкая)
97
-
P. parviflora (с. мелкоцветковая)
120
4,2
P. lambertiana (с. Ламберта)
221
37,8
P. armandii (с. Арманда)
280
-
Полноценное, безупречно функциональное крыло есть, в сущности, только у P. strobus и P. monticola – как бы настоящих веймутовых сосен. У остальных оно либо не в полной мере выполняет свою функцию (P. peuce, P. wallichiana, P. lambertiana), либо не выполняет ее вовсе (P. parviflora, P. strobiformis), либо просто отсутствует (P. flexilis, P. armandii).
 
Если посмотреть на семена более внимательно, причем, не сверху, а сбоку, то мы увидим, что даже у бескрылых веймутовых сосен семена существенно отличаются от привычного для нас кедрового семени. Последнее имеет сугубо округлые формы и почти симметрично относительно своей оси (слева). Не вызывает сомнения, что у предков этого вида, в данном случае, кедра сибирского, семена если и имели когда-то крыло, то утратили его ОЧЕНЬ давно. Семя бескрылых веймутовых сосен, в данном случае, P. armandii - явно асимметричное, как бы плоское (справа). У него отлично заметен рудимент (остаток) крыла. Есть основания предполагать, что у предков этого вида семена еще относительно НЕДАВНО (разумеется, по геологическим меркам) были крылатыми. Фото С.Н.Горошкевича.
 
Семена бескрылых веймутовых сосен распространяются той же самой птицей – кедровкой – что и семена сосен кедровых. Об адаптации последних к такому способу распространения мы уже говорили (удивительно похожие у разных видов закрытые шишки с мягкими основаниями чешуй). У бескрылых веймутовых сосен все устроено совсем по-другому, причем, принципиальные отличия есть не только от кедровых сосен, но даже у разных видов друг от друга. Приведем два примера.
Как и у всех сосен, шишки у сосны Арманда из Китая развиваются в течение двух лет. Когда семена созреют, чешуи шишки немного отгибаются наружу, причем, ровно настолько, чтобы семена были хорошо видны, но не высыпались. Это эффективное приспособление для распространения семян кедровкой. Только она своим длинным клювом, напоминающим пинцет, может дотянуться до висячих шишек и добраться до семян. Для других птиц семена недоступны. Они висят на дереве довольно долго, чтобы кедровка успела спокойно утилизировать все семена. Фото С.Н.Горошкевича.
 
Второй пример – сосна мелкоцветковая (P. parviflora) – эндемик Японии, встречается в хвойно-широколиственных и хвойных лесах от Хоккайдо до Кюсю, достигая в благоприятных условиях высоты 25 м. Сосна мелкоцветковая интересна тем, что шишка у нее раскрывается так же широко, как у типичных веймутовых сосен, но бескрылые семена не спешат выпадать: они как бы чуть-чуть приклеены к чешуе. Этого чуть-чуть оказывается достаточно, чтобы кедровка собрала некоторую часть семян. Такой механизм не очень эффективен. Семена прикреплены к чешуям слабо, их значительная часть просто опадает на землю и поедается грызунами. Очевидно, что весь комплекс признаков, связанный с распространением семян кедровкой, у данного вида находится еще на этапе становления. На снимке - зрелые шишки сосны мелкоцветковой. Часть семян уже выпала. Остальные ждут кедровку. Фото С.Н.Горошкевича.
По-английски веймутовы сосны называют «white pines»: из-за цвета хвои: 2 ее грани из 3 – белесые от покрытых воском устьиц (отверстий, через которые осуществляется газообмен). На снимке сосна мелкоцветковая, P. parviflora. Шишки у нее, действительно, одни из самых мелких среди веймутовых сосен. По-английски она называется Japanese white pine. Понятно почему: две грани ее 3-гранной хвои конкретно белые. Фото С. Горошкевича.
 
Видов веймутовых сосен – не меньше 16. Они распространены в относительно мягком климате: главным образом, в смешанных лесах умеренного пояса, а также в субтропических и тропических горных лесах. Из этих 16 видов, пожалуй, лишь 6 (3 американских и 3 евроазиатских) ограниченно пригодны для выращивания на юге Сибири. Они рекомендуются для использования и описаны ниже. В условиях континентального климата (а почти вся Средняя полоса России – это в той или иной мере континентальный климат) только два вида, P. strobus и P. peuce, имеют шансы вырасти большими деревьями, да и то лишь в Европейской части, но не в Сибири. Остальные 4 вида в надснежной форме могут зимовать у нас только без ветра и яркого солнца, но даже в этом случае их устойчивость к российскому климату не гарантируется. Гарантируется она лишь для миниатюрных и карликовых культиваров, которые зимуют под снегом и которые легко укрыть.
 
Тут надо сказать, что в Европе культивары веймутовых сосен почти никогда не прививают на P. cembra. Этот вид и сам растет медленно (прививать можно лишь на 3-4-летний подвой) и сделанные на него прививки. Поэтому культивары веймутовых сосен почти всегда прививают либо на P. wallichiana, либо на P. armandii. Оба вида южные, теплолюбивые. Характерное для России, а еще больше – для Сибири, промерзание почвы явно не полезно для них. Возможно, некоторые привезенные из Европы прививка гибнут у нас именно по этой причине. Наш сибирский опыт показывает, что достаточно важен, но не критичен: многие прививки, сделанные, точно, на P. armandii живут у нас уже по 7-8 лет и никаких проблем не имеют. Тем не менее, прививки на кедр сибирский, конечно, надежнее. Мы пытаемся это делать. У нас уже есть в продаже многие культивары веймутовых сосен на сибирских корнях.   
 
Сразу скажем, что по устойчивости к нашему климату американские виды, особенно P. flexilis и P. strobus, несколько превосходят евроазиатские, но у них есть одна большая проблема: они неустойчивы к пузырчатой ржавчине (Cronartium ribicola). Эта грибная болезнь в начале 20-го века была завезена из Старого Света в Америку и нанесла огромный урон местным видам.
Плодовые тела пузырчатой ржавчины на молодом дереве P. strobus. Теперь этому дереву конец. (ссылка на источник фотографии)
 
Абсолютное большинство сеянцев американских видов (не менее 90%) при культивировании в России погибают от этой или других грибных болезней в молодом возрасте. Это если использовать их семена американского происхождения. Но американские виды уже не одну сотню лет пытаются расселить на наш континент. Во многих европейских странах есть интродукционные популяции американских видов, которые не один раз прошли через горнило естественного отбора на устойчивость к грибным болезням. Они уже не так восприимчивы к пузырчатой ржавчине, поэтому их семенное потомство показывает неплохие результаты. На примере веймутовой сосны (Pinus strobus) занимаемся этой работой и мы.
 
Привойные культивары американских веймутовых сосен также приходят в Россию не прямиком из Америки, а через Европу. В Европе они также проходят первичный отбор: европейские питомники не размножают явно неустойчивые клоны. Поэтому устойчивость низкорослых привойных сортов, особенно привитых на кедр сибирский, значительно выше, чем у корнесобственных растений дикого типа. К тому же их гораздо легче обработать фунгицидами и тем самым спасти от заражения. В нашей коллекции таких сортов – многие десятки. Некоторые прививки живут у нас уже больше 10 лет. Они отлично себя показали. Резюме: не так уж страшна пузырчатая ржавчина, как ее малюют. Надо пробовать. И все у нас получится!
 
Несколько слов о том, как предотвратить заражение грибными болезнями и можно ли с ними бороться. Промежуточным хозяином пузырчатой ржавчины являются смородина и крыжовник. Если их нет в непосредственной близости от вашего дерева, то вероятность его заражения заметно снижается. По нашему опыту, в Сибири американские 5-хвойные часто не доживают до заражения пузырчатой ржавчиной: гибнут от каких-то других грибных болезней. Поэтому профилактическое опрыскивание простыми фунгицидами им не помешает. Кроме того, все знают, что грибы любят сырость. Значит, ваша 5-хвойная коллекция должна хоть немножко проветриваться: ни в коем случае нельзя допускать ее зарастания высокой травой.
 
Как быть, если заражение уже произошло: появились оранжевые пузыри на коре? Надо просто обрезать ветвь или ствол ниже места поражения. Любые опрыскивания и обмазывания, по нашему опыту, не помогают. Ну а теперь перейдем, наконец, к систематическому описанию видов веймутовых сосен. Расположим их при этом в порядке значимости для нас: от менее к более значимым.
 
Pinus wallichiana, перевод с латыни – сосна Валлиха (названа так в честь Nathaniel Wallich, одного из первых исследователей гималайской флоры, дело было в начале 19-го века), русское научное название - сосна веймутова гималайская, английское научное название - Himalayan white pine.
 
Ареал P. wallichiana. Он, как видите, обширный: от Афганистана на северо-запада до китайской провинции Юньнань на юго-востоке. Зелеными крестиками на востоке показаны крайние западные локальные местонахождения китайского вида 5-хвойных сосен P. armandii. Источник: Critchfield W. B., Little E.L. Jr. Geographic distribution of the pines of the world // U.S. Department of Agriculture, Forest Service, Misc. Publ. 991. Washington, DC: 1966. 97 p.  
P. wallichiana – это огромное красивое дерево с голубоватой хвоей (одно из английских названий – blue pine), важнейший лесообразователь в гималайском поясе хвойных лесов на высотах от 1800 до 4300 м. Чистые насаждения редки, обычно в ассоциации с Cedrus deodara, Abies pindrow и Picea smithiana, а также с широколиственными - Quercus semecarpifolia, Betula utilis, видами Acer и Ilex. На снимке – вид сверху на относительно молодое, почти чистое насаждение P. wallichiana в национальном парке Ayubia (Пакистан) (ссылка на источник фотографии)
 

Ветви и шишки сосны веймутовой гималайской (P. wallichiana). Она очень декоративна своей длинной (до 20 см), очень тонкой (в среднем 0,75 мм), изящной висячей хвоей. Огромные (до 30 см) шишки также привлекают внимание. Они банановидные, свисающие на длиннющей (до 5 см) ножке, очень смолистые. Чешуи при созревании широко раскрываются. Раскрытая шишка имеет диаметр до 10 см. Они обычно остаются на дереве несколько лет, потом опадают. Снимок сделан в Чехии, где этот вид отлично себя чувствует, вырастает большим деревом. Фото С. Горошкевича.
В теплых странах, например, в Средней Европе, P. wallichiana, конечно, является украшением садов. Главное эстетическое отличие – длинная, изогнутая книзу, висячая хвоя. В остальном наш кедр сибирский ничем не хуже. Голубизна, привлекающая внимание на снимке, явно преувеличена условиями съемки. На самом деле, голубизны у этого вида примерно столько же, сколько и у кедра корейского. (ссылка на источник фотографии)
 
Почему мы начали именно с этого вида как с наименее важного для нас? Из-за относительно мягких климатических условий, к которым он привык у себя на родине, что делает его малопригодным даже для самых мягких в климатическом отношении регионов Европейской России, не говоря уже про  Сибирь. Гималаи – это субтропические и тропические широты, с 26 по 35 градус с.ш. По данным вот этого очень авторитетного источника - Bannister, P. and G. Neuner. 2001. Frost resistance and the distribution of conifers. P. 3-22 in F.J. Bigras and S.J. Colombo (eds.), Conifer cold hardiness. Dordrecht: Kluwer Academic Publishers - P. wallichiana устойчива от зоны 8. Действительно, среднегодовая температура в местах ее обитания – 12-17°С (для сравнения: в Сочи - 14,2). В то же время, многие садовые сайты, особенно американские, считают ее устойчивой от зоны 5. Чему же верить? При таких больших расхождениях в оценке, лучше всего верить собственным глазам. Во многих европейских дендрариях из зоны 6 я лично видел большие полноценные деревья. Это означает, что и в 5-й зоне пробовать можно. Особенно средне и низкорослые культивары. В любом случае, это не Сибирь. Тем более, что низкорослых культиваров у этого вида пока мало. Да и не отличаются они принципиально от низкорослых культиваров других, более устойчивых 5-хвойных видов. Короче говоря, в Сибири P. wallichiana - это вид для явно «отмороженных» коллекционеров и энтузиастов.  
P. wallichiana на коллекционном участке нашего питомника. Мы привезли ее из Чехии. Снимок сделан на 3-м году ее сибирской жизни. Как видите, декоративна не особенно: хвоя коротковата, шишек нет. Спасибо, что живая. Кстати, наклонена она не по собственной воле. Мы ей помогли, чтобы спрятать на зиму под снег. Над снегом она, увы, почти не имеет шансов перезимовать без повреждений. Фото С. Горошкевича
 
 
Pinus monticola, перевод с латыни – «сосна, растущая на горах». Действительно, это чисто горный вид. Русское научное название – сосна горная веймутова. Освоение Америки шло с востока на запад. На востоке широко распространена сосна веймутова (P. strobus). Ее ареал, в основном, равнинный. На западе первопроходцы увидели похожий вид, но в горах. Отсюда и название. Такое же происхождение имеет самое распространенное из английских научных названий – Western white pine.
Ареал P. monticola. Как видите, это крайний юго-восток Канады (Британская Колумбия) и крайний запад США (Монтана, Айдахо, Вашингтон, Орегон, Калифорния). В физико-географическом смысле это Прибрежные хребты и мягкая в климатическом отношении часть Скалистых гор. (ссылка на источник фотографии)
 
Ареал P. monticola – это, в основном, уникальный биом – дождевые (туманные) хвойные леса на богатых и влажных почвах, самая продуктивная экосистема умеренного пояса. Обычная высота деревьев в таком лесу 50-60 м. Так вот, P. monticola, наряду с Pseudotsuga menziesii, Thuja plicata, Abies grandis, а также другим 5-хвойным видом P. lambertiana, является полноценным компонентом таких лесов. Ее обычная высота – 50 м, рекордная – 70 м. Это пионерный вид, заселяет вырубки и гари. Ее ареал, в основном, совпадает с ареалом P. albicaulis, но несколько сдвинут к северо-западу. На северо-западе ареала (Британская Колумбия, Вашингтон) P. monticola есть не только в горах, но и непосредственно на побережье. Это область так называемых «туманных лесов», где практически круглый год очень влажно. На крайнем юго-востоке ареала, в Скалистых горах, P. monticola, наоборот, отсутствует в Вайоминге, а в Монтане и Айдахо она есть только на крайнем севере и северо-западе, соответственно. Иными словами, P. monticola тяготеет к заметно более мягкому и влажному климату, чем P. albicaulis. В отношении к теплообеспеченности различия между двумя видами – принципиальные. В горах северной половины ареала P. monticola занимает пояс смешанных лесов и нижнюю половину горно-таежного пояса (до высоты 1000-1300 м над уровнем моря). Это означает, что два вида – преимущественно неморальная P. monticola и преимущественно субальпийская P. albicaulis – здесь почти не пересекаются: между ними чаще всего располагается более или менее широкий пояс елово-пихтовых лесов. В отношении климатических запросов P. monticola располагается между P. albicaulis и P. lambertiana, но заметно ближе ко второму виду, чем к первому. На юге ареала (Сьерра-Невада), где климат теплее, а осадков достаточно лишь на большой высоте, P. monticola занимает пояс от 1900 до 3000 м над уровнем моря и достигает 3350 м, т.е. выходит на верхнюю границу леса.
P. monticola - один из самых быстрорастущих видов 5-хвойных сосен. Для него характерна узкая, коническая крона, устремленная вверх, к свету. По форме она больше похожа на крону ели, чем на крону сосны. Снимок сделан в природе, на опушке леса. Но эта ее особенность сохраняется и в культуре при хорошем освещении. (ссылка на источник фотографии)
 
У старых деревьев от их быстрого роста в молодости остается обычно идеально прямой ствол. Крона же приобретает обычные для старого соснового дерева признаки. Высота конкретно этого экземпляра 60 м, диаметр ствола в основании – более 2 м. (ссылка на источник фотографии)  
Шишки у P. monticola типичные для веймутовых сосен, слегка асимметричные (банановидные), до 20 см длиной, висят на довольно длинных (до 2 см) ножках. Эта фотография сделана в период опыления. Поэтому видны три генерации шишек: в привершинной части веточки – изготовившиеся к опылению, в основании побега текущего года – созревающие (в них только что произошло оплодотворение), в основании прошлогоднего побега – уже мертвые (семена из них выпали в течение прошедшей зимы). Обратите внимание также на хвою. Она довольно короткая (до 10 см), прямая, с голубым оттенком (одно из названий – silver pine, серебристая сосна), хотя на снимке этого и не видно. И побеги, и хвоя у P. monticola довольно тонкие, но заметно толще, чем у P. strobus. (ссылка на источник фотографии)
 
Годится ли P. monticola для нас? По данным авторитетного источника - Bannister, P. and G. Neuner. 2001. Frost resistance and the distribution of conifers. P. 3-22 in F.J. Bigras and S.J. Colombo (eds.), Conifer cold hardiness. Dordrecht: Kluwer Academic Publishers - P. monticola устойчива от зоны 4. Это очень даже неплохой показатель. В Европейской России нечасто, но встречаются взрослые плодоносящие деревья. В Сибири опыта ее культуры нет, видимо, потому, что нет и шансов на успех. Впрочем, низкая позиция вида в нашем рейтинге связана больше не с его климатическими потребностями, а со слабой устойчивостью к евроазиатским грибным болезням. Мы пробовали выращивать P. monticola. Ни один из сеянцев не прожил больше 5 лет: все постепенно погибли.
Привойных культиваров у P. monticola почему-то не много. В нашей коллекции их не более 5. В продаже их пока мало. Но если кому-то надо, - найдем. Мы прививаем их на кедр сибирский. Живут они неплохо. Не хуже, чем культивары P. strobus. На снимке Pinus monticola Crawford, среднерослый в меру компактный культивар с голубоватой хвоей, наша прививка в возрасте 5 лет. Фото С. Горошкевича
Pinus flexilis, перевод с латыни и русское научное название - «сосна гибкая». Английское научное названия – тоже прямой перевод с латыни – «Limber pine».
 
P. flexilis – сосна гибкая, названа из-за необычной гибкости своих ветвей. Тонкие веточки, как видите, можно буквально вязать узлами. И они при этом не ломаются. (ссылка на источник фотографии)
Ареал P. flexilis. Это все Скалистые горы на территории США (до Нью-Мексико!)+ весь Большой Бассейн (бессточная область между Прибрежными хребтами и Скалистыми горами) до Аризоны + Сьерра-Невада в Калифорнии до мексиканской границы. Зато в северо-западном «мокром углу» Северной Америки (Британская Колумбия, Вашингтон, Орегон, Северная Калифорния), где распространены высокоствольные дождевые хвойные леса, P. flexilis не встречается. Здесь ее заменяет P. albicaulis. На высоких хребтах, включая Сьерра-Неваду, P. flexilis встречается, в основном, на подветренных, восточных макросклонах, а дождевой тени. Получается, что это преимущественно континентальный вид, который не любит сырости. (ссылка на источник фотографии)
 
P. flexilis распространена по всему высотному профилю в горах. На сухих каменистых склонах гор в верхней части лесного пояса и в субальпийском поясе вплоть до верхней границы древесной растительности (в южной части ареала это высота до 3 700 м над уровнем моря) она нередко образует чистые леса и редины, но чаще она встречается вместе с P. longaeva и P. aristata (на известняках), Abies lasiocarpa и Picea engelmannii (на нейтральных породах). Есть она и в средней части лесного пояса, где живет вместе с P. ponderosa и Pseudotsuga menzesii. В южной половине ареала она встречается также и в нижней части лесного пояса, где на очень сухих местах образует редкостойные сосново-можжевеловые леса вместе с Juniperus scopulorum и Pinus monophylla. Таким образом, распространена она очень широком диапазоне местообитаний как по климату, так и по почвенным условиям. В этом отношении она превосходит все западноамериканские хвойные. Обычная высота дерева 12-15 м, редко (в нижней части занимаемого ею высотного пояса) – до 25. Зато очень часто это корявое низкорослое многоствольное коренастое дерево, у которого ширина кроны равна высоте и составляет 3-5-7 м. Растет медленно. Поэтому живет долго. Научно подтвержденный рекордный возраст – более 2 000 лет.
Молодое (70-80 лет) дерево P. flexilis в национальном парке «Bryce Canyon» на юго-запада штата Юта. По форме и структуре кроны напоминает наш кедр в горах Южной Сибири. (ссылка на источник фотографии)
 
Очень старое дерево P. flexilis на горе San Jacinto, California. Высота 9 м, диаметр ствола 150 см, возраст – около 1 300 лет. Фото C.J. Earle. (ссылка на источник фотографии)
Хвоя жесткая (но не настолько, как у P. albicaulis), короткая (4-8 см), довольно толстая (до 1,5 мм), прямая, скученная у концов ветвей, от темно-зеленой до сизой, с голубоватыми устьичными полосками. Шишки на коротких ножках, от овальных до овально-цилиндрических, радиально симметричные, длиной 7-15 (до 20) см, в диаметре 4-6 см. На снимке видны две генерации шишек: созревающие (зеленые) и прошлогодние, из которых давно уже выпали семена. Ножки у шишек короткие, но есть. Поэтому они не висят, но и не торчат: чуть «подвисают».Чешуи у шишек толстые, деревянистые, не гибкие. Кончики чешуй при созревании отгибаются слегка. Семена выпадают. Шишки опадают не сразу, но обычно в течение года, следующего за созреванием семян. (ссылка на источник фотографии)
У P. flexilis пока не много привойных культиваров. Но есть один очень известный и широко распространенный – ‘Waderwolf's_Pyramid’. Он среднерослый, в меру густой и компактный, с цветом хвои значительно голубее, чем у дикого вида. В благоприятных условиях выглядит очень привлекательно. (ссылка на источник фотографии)
 
Как вид, распространенный в суперконтинентальном климате, P. flexilis довольно устойчива к суровым условиям. Рекомендуется для использования от зоны 3. Поэтому он отлично подошел бы для Южной Сибири, если бы не его очень низкая устойчивость к нашим грибным болезням. Про выращивание его из семян даже и речи быть не может. Мы пробовали пару раз. Из этого ничего не получилось: все сеянцы быстро погибли. Это было бы не так страшно, если к болезням были устойчивы культивары, привитые на кедр сибирский (как устойчивы культивары P. strobus и P. monticola). Но у P. flexilis неустойчивы даже они. Пожив 2-3 года, они желтеют и сохнут. До пузырчатой ржавчины, главного врага американских 5-хвойных, дело даже и не доходит. Прививки гибнут от каких-то других грибных болезней. На родине этот вид живет в голом камне и распространен в таких местах, где большая часть не очень-то обильных осадков выпадает зимой в виде снега; летом же дождей практически нет. Видимо, главная причина близкой к нулю устойчивости – это высокая влажность в приземном слое воздуха, характерная для нашего питомника, к которой P. flexilis явно не приспособлена. Возможно, результаты были бы лучше при регулярной обработке фунгицидами. У нас она регулярной, увы, никогда не была. В настоящее время на нашем питомнике проходят испытание до 15 карликовых культиваров P. flexilis. Если появятся какие-то обнадеживающие результаты, то вы узнаете об этом первыми.   
 
Pinus parviflora, перевод с латыни и русское научное название - «сосна мелкоцветковая». При чем тут цветки – непонятно. Но шишки у нее, действительно, самые мелкие из всех веймутовых сосен (не более 8 см). Английское научное название – «Japanese white pine».
Pinus parviflora, перевод с латыни и русское научное название - «сосна мелкоцветковая». При чем тут цветки – непонятно. Но шишки у нее, действительно, самые мелкие из всех веймутовых сосен (не более 8 см). Английское научное название – «Japanese white pine».
 
Ареал P. parviflora. Как видите, он чисто японский (от Хоккайдо до Кюсю). Кроме Японии, P. parviflora есть еще на маленьком корейском островке Уллындо. Мы показали его красной стрелкой. В научной литературе были сообщения, что P. parviflora есть и в России, на Южных Курилах (например, Орлова Л.В. О сосне мелкоцветковой в России // Turczaninovia. 2000. №3(1). С. 25-29).  Эти сообщения не подтвердились: в 2004 г. специально обследовали весь о. Кунашир, но никакой P. parviflora там не обнаружили.
 
Япония – горная страна. P. parviflora распространена в этих горах по всему лесному поясу: до высоты 800 м на Хоккайдо и до 2500 м в центре и на юге. Высотный диапазон, как видите, очень широкий. В нижней части гор P. parviflora сожительствует с такими экзотическими и сугубо теплолюбивыми хвойными, как Chamaecyparis obtusa, Ch. pisifera, Cryptomeria japonica, Sciadopitys verticillata, Thuja standishii, Thujopsis dolabrata. В средней части гор она живет вместе с японскими видами ели, пихты, лиственницы, псевдотсуги, а также и с кедром корейским (Pinus koraiensis). В верхней части высотного профиля она нередко выходит на границу прямоствольного леса, где контактирует с зарослями кедрового стланика (Pinus pumila). Доля ее участия в дендроценозах заметно возрастет снизу вверх. Поэтому в некоторых источниках ее считают преимущественно субальпийским видом. Впрочем, субальпийский пояс в Японии не наш, а японский. Климат там мягкий, больших морозов не бывает. Поэтому сосне мелкоцветковой специалисты «дают» обычно 5-ю зону USDA (Bannister, P. and G. Neuner. 2001. Frost resistance and the distribution of conifers. P. 3-22 in F.J. Bigras and S.J. Colombo (eds.), Conifer cold hardiness. Dordrecht: Kluwer Academic Publishers).
Хвоя P. parviflora короткая, пожалуй, даже самая короткая из всех 5-хвойных сосен: 2,5-5,5 см. При этом она не тоньше, а даже чуток потолще (в среднем 1,1 мм), чем у некоторых длиннохвойных видов (P. strobus, P. wallichiana). Хвоя почти всегда более или менее серповидно изогнута. Очень ярко выражена 2-цветность хвои (одна грань темно-зеленая, две другие – бело-голубые). Шишки короткие (6-8, до 10 см), от яйцевидных до удлиненно-яйцевидных, на короткой (до 5 мм) ножке. При созревании широко раскрываются и после этого долго (несколько лет) не опадают с ветвей. Семена у P. parviflora разнообразные. Это главный признак, по которому выделяют северный и южный подвиды. У семян северного экотипа есть пусть и не особенно функциональное, но вполне выраженное крыло длиной с семя, у южного подвида южного подвида есть лишь рудимент крыла. (ссылка на источник фотографии)
P. parviflora на родине – обычное лесное дерево, не большое и не маленькое (высота до 25 м, диаметр ствола до 1 м), с прямым стволом относительно правильной симметричной кроной. Это в благоприятных условиях. Как в данном случае. Даже в таких условиях проявляется характерная особенность этого вида сосны – почти строго горизонтальные скелетные ветви с довольно плотным ветвлением, отходящие под прямым углом к стволу, и характерные просветы между ними. Эту особенность японцы заметили, художественно переосмыслили и сделали основой эстетической концепции национального дендроарта: бонсай и ниваки. (ссылка на источник фотографии)
P. parviflora растет медленно. У нее не так уж много возможностей для успешной конкуренции с другими хвойными и лиственными видами в благоприятных условиях среды. Поэтому она широко распространена на крутых склонах с каменистыми почвами и даже просто на голом камне. В этом случае она низкорослая и корявая, с причудливой формой ствола и кроны. При этом скелетные ветви, как правило, остаются длинными, горизонтальными, плоскими и обособленными одна от другой. А вот расположение их относительно ствола и друг друга – очень разнообразны. Думается, именно это природное разнообразие форм стало основой для разнообразия стилей бонсай и ниваки. (ссылка на источник фотографии)
С древнейших времен и до сих пор P. parviflora - излюбленный материал для бонсай и ниваки. Бонсай знают все. Это маленькое деревце в плошке, стилизованное старое дерево из природы. В Интернете можно найти огромное количество фотографий бонсай, сделанный из P. parviflora. Мы не будем их здесь приводить. Ниваки знают меньше. Это примерно то же, что и бонсай, но более крупное и растущее не в плошке, а в открытом грунте. Приведем одну фотографию. Это нечто среднее между стилями текан (прямой ствол) и моёги (извилистый ствол). Снимок сделан не в Японии, а в Южной Корее. Как видите, корейцы копируют не только японские автомобили. Фото С. Горошкевича
В мягком благоприятном климате P. parviflora – это яркое красивое дерево среднего размера, привлекательное в любом возрасте. На снимке P. parviflora в парке на Корейском полуострове. Климат тут примерно такой же, как в Японии. Поэтому она чувствует себя отлично. Дереву примерно 25 лет. Оно явно не стремится вверх: ветви уже почти горизонтальные, вершина отсутствует. Автор настоящей статьи приведен для масштаба. Фото Е. Петровой.
P. parviflora практически не повреждается пузырчатой ржавчиной. Это большой плюс. Однако климат в средней полосе России чересчур суров для этого вида. В Санкт-Петербурге он более благоприятен, чем в Москве. Однако хороших деревьев нет ни там, ни там. На снимке – отнюдь не молодое растение: лучшее, если не единственное, единственное в Санкт-Петербурге (Верхний дендропарк Государственного лесотехнического университета). На него, как говорится, без слез не взглянешь. Фото Л. Трофимука (ссылка на источник фотографии)
 
Спрашивается, о чем мы тогда говорим, если даже в Санкт-Петербурге P. parviflora – не жилец? В том-то и дело, что это относится только к дикому виду. Между тем, у P. parviflora очень много (десятки, если не сотни) декоративных привойных культиваров на любой вкус и размер. Многие из них (миниатюрные и карликовые) неплохо живут даже у нас в Сибири. Они правтически не повреждаются никакими болезнями и устойчивы к вредителям. Приведем несколько фотографий из нашей коллекции. Всё это прививки на кедр сибирский.
P. parviflora Cuddles. Cuddles по-английски – объятия. Трудно сказать, с чем связано это название. Возможно, тут имела место какая-то любовная история. Зато известно, что это клон селекции John Proudfoot (Шотландия). Это не «ведьмина метла», а результат отбора в посеве. Возможно, поэтому крона не особенно компактная. Скорость роста пограничная между карликовыми и полукарликовыми сортами: средний прирост лидирующих побегов 7,5 см в год. По форме кроны напоминает кедровый стланик. На снимке 8-летняя прививка, высота 40 см, диаметр кроны 50 см. Фото С. Горошкевича
Pinus parviflora Goldilocks (другое название - Dr. Landis).  Промежуточный по скорости роста культивар. Прирост 20-30 см в год. Высота во взрослом состоянии 3-5 м. Сначала растет больше в ширину, потом постепенно набирает силу и становится широким конусом. Но это – в теплых странах. У нас он вверх, как видите, растет пока не быстро и вверх не стремится. Больше разрастается ширь. На снимке 6-летняя прививка, высота 20 см, ширина 45 см. Зато отлично выражен главный из сортовых признаков – цвет хвои. Goldilocks в переводе с немецкого означает «золотистые локоны». Действительно, цвет хвои очень яркий и своеобразный. Молодые побеги ярко желтые. Старая хвоя – желто-зеленая, но сразу видно, что этот ее цвет не болезненный, а наоборот, здоровый, яркий, сочный. Создается такое ощущение, что вся прививка как бы светится изнутри. Фото С. Горошкевича 
 
В нашей коллекции сейчас 25-30 культиваров P. parviflora. Живут они у нас не в тени, и на зиму мы их не укрываем. Поэтому их устойчивость целиком определяется размером. Все невысокие (подснежные) абсолютно устойчивы. Всё, что высунулось наружу, безжалостно уничтожается сибирской зимой и/или сибирской же весной. Отсюда вывод: либо берите миниатюрные сорта, либо укрывайте их на зиму. Тогда все будет хорошо.   
Pinus strobus. Латинское название виду дал Карл Линней. Strobilus с латыни – шишка. Pinus strobus – сосна с шишками. Трудно представить себе сосну без шишек. Однако с Линнеем мы спорить не будем.
 
Фрагмент кроны взрослого дерева. Как видите, шишек у P. strobus бывает много (и созревающих, и старых), они не маленькие и явно бросаются в глаза. Видимо, именно такое дерево попалось Карлу Линнею, когда он давал этому виду научное название. Фото С. Одинца. (ссылка на источник фотографии)
 
Русское научное название – сосна веймутова. Она названы так потому, что ее семена впервые привез в Англию из Америки капитан королевского флота George Weymouth. За рубежом это название употребляется только в Англии, но и там считается устаревшим. В остальных англоязычных странах используют название Eastern white pine – восточная белая сосна. Почему белая – объяснено выше. Восточная – потому, что распространена на востоке США и Канады, а на западе есть P. monticola – Western white pine. P. strobus – центральный вид группы веймутовых сосен (white pines). Поэтому нередко ее называюn просто White pine.  
Ареал P. strobus. Это регион Великих Озер + восток Канады от Ньюфаундленда + крайний северо-восток США + Аппалачи. В Аппалачах P. strobes встречается до высоты 1 500 м над уровнем моря. (ссылка на источник фотографии)
 
Восток Северной Америки – это полный климатический аналог Восточной Азии. В обоих регионах совершенно одинаковый муссонный климат и совершенно одинаковая структура биомов (природных зон). Так вот, если наложить ареал веймутовой сосны на карту Восточной Азии, то получится, что он почти полностью совпадет с ареалом кедра корейского. Это видно уже по широтному диапазону: у веймутовой сосны с 34 по 59 градус с.ш., у кедра корейского – с 35 по 51. То же и с биомами: в обоих случаях это весь биом смешанных лесов + южная (в горах - нижняя) треть или половина таежного биома. 
 
P. strobus живет на разных типах почв, кроме засоленных. Предпочитает хорошо дренированные почвы. На сухих песчаных почвах, равно как и на торфянисто-глеевых, растет плохо. Достаточная влажность почвы – условие хорошего роста. Все-таки это вид из муссонного климата, где летом выпадает много осадков, и нет дефицита влаги. Самые обычные спутники - Tsuga canadensis, Fraxinus americana, разные виды дуба и клена.
 
Большинство 5-хвойных – климаксовые виды. Они растут медленно, но теневыносливы. Поэтому берут конкурентов измором: поселяются под пологом пионерных быстрорастущих недолговечных видов и спокойно дожидаются их смерти, после чего выходят в первый ярус и занимают там доминирующее положение. P. strobus – исключение. Это пионерный вид, как наша сосна обыкновенная. Растет очень быстро, уступает в этом отношении только лиственнице и псевдотсуге. На максимуме, который бывает в возрасте от 10 до 20 лет, прирост 1 м в год – не редкость. В смешанных с другими видами лесах зрелая P. strobus часто на 5-10 м возвышается над основным пологом. На шкале светолюбия–теневыносливости располагается примерно посередине между сосной обыкновенной и кедром сибирским (корейским). Из-за быстрого роста широко используется для плантационного выращивания древесины как на родине, так и в других странах с подходящим климатом. Оборот рубки на этих плантациях – 40-50 лет.
 
В благоприятных условиях это красивое, стройное, высокое (40-50 м) дерево с густой кроной. Официальный рекорд (56,5 м) принадлежит дереву с собственным именем "Boogerman Pine" в Great Smoky Mountains National Park, это в Аппалачах на крайнем юге ареала. Динамика формы кроны обычная для сосен: от узкоконической в молодости до широковетвистой, с горизонтально отстоящими ветвями в зрелом возрасте. Быстрорастущие деревья живут обычно недолго. Вот и в данном случае самое старое из деревьев с достоверно определенным возрастом имело всего 350 годичных колец.
 
Молодые побеги очень тонкие. При одинаковой длине они обычно раза в два, а то и в три, тоньше, чем, например, у кедра сибирского. Хвоя довольно длинная (8-12 см), мягкая, тонкая (в среднем 0,85 мм, это значительно тоньше, чем у кедровых сосен), прямая (если и «подвисает», то самую малость), голубовато-зеленая. Как у всех более или менее светолюбивых видов, хвоя живет недолго, не более 3 лет. Из-за высокой скорости роста расстояние между мутовками боковых ветвей и между пучками хвои на побегах больше, чем у других видов 5-хвойных сосен. Все это вместе создает ощущение ажурности, прозрачности кроны. В этом отношении P. strobus занимает промежуточное положение между теневыносливыми 5-хвойными и светолюбивыми 2-хвойными соснами.  
 
Шишки узкоцилиндрические (в среднем 16 × 4 см), радиально симметричные или слегка банановидные. По соотношению длины и диаметра в нераскрытом состоянии (10-12/1) они, пожалуй, самые тонкие из всех 5-хвойных сосен. Ножки у шишек довольно длинные (до 1,5 см). Во время опыления шишки торчат, а в период созревания висят на этих ножках. Чешуи тонкие и гибкие, не выпуклые, поэтому поверхность незрелой шишки гладкая, Кончики чешуй при созревании широко отгибаются. Семена самые мелкие из всех веймутовых сосен. Средняя масса – 20 мг. 
Как и все американские 5-хвойные виды, P. strobus повреждается пузырчатой ржавчиной и другими евроазиатскими болезнями. Однако ее устойчивость к этим факторам заметно выше, чем у западно-американских видов, во всяком случае, по нашему сибирскому опыту. Если западные виды вообще бесполезно выращивать из семян, то P. strobus – можно. Если семена американские, то выживают примерно 10% сеянцев. Если европейские, то гораздо больше – до 50%. Та партия сеянцев, которая сейчас поступает в продажу (они как раз изображены на снимке, возраст 5 лет), происходит из Германии. Поэтому есть основания надеяться на устойчивость растений в условиях Сибири. Фото С. Горошкевича.
Однажды мы собрали семена в дендрарии Горно-таежной станции (Уссурийск, Приморье) с деревьев из 2-го интродукционного поколения. Скорость роста сеянцев была заметно (на 25-30%) ниже, чем у сеянцев из природного ареала (штат Мичиган), но устойчивость – около 60%! Сейчас у нас уже нет таких саженцев. Часть мы продали, другую часть оставили в качестве интродукционной популяции. И не продадим уже ни за какие деньги, ибо это золотой фонд сибирской интродукции и селекции. Мы будем наблюдать за ними и дожидаться плодоношения, чтобы получить третье российское поколение P. strobus, устойчивое и к сибирскому климату и к нашим патогенам. На снимке этот образец в возрасте 11 лет. Фото С. Горошкевича. 
 
По данным авторитетного источника (Bannister, P. and G. Neuner. 2001. Frost resistance and the distribution of conifers. P. 3-22 in F.J. Bigras and S.J. Colombo (eds.), Conifer cold hardiness. Dordrecht: Kluwer Academic Publishers) P. strobus устойчива от 3-й зоны USDA. Может, оно и так, но даже в Москве (4-я зона) хвоя молодых растений иногда гибнет зимой. С возрастом устойчивость возрастет до почти полной. В Подмосковье есть большие деревья старше 100 лет без каких бы то ни было повреждений. Большие плодоносящими деревья есть во многих местах южнее линии Петрозавдодск – Вологда – Уфа.
 
У нас в Сибири, по нашим собственным наблюдениям, хвоя высокорослых (надснежных) деревьев частично повреждается 3 года из 4, полностью гибнет 1 год из 3. Почки и побеги частично повреждаются климатическими факторами 1 год из 4. Все это – в средних ветровых условиях на среднем (не полном) освещении без никакого укрытия. В благоприятные года, когда почки нормально сформировались и хорошо сохранились, прирост 10-летних растений родом из штата Мичиган достигает 70 см. Высота лучших деревьев в этом возрасте – 2,0–2,2 м. Это в 2 раза больше, чем у местного экотипа кедра сибирского. Как высокое дерево для Южной Сибири не рекомендуется. Но коллекционеры и любители экзотики могут попытаться его вырастить в местах, защищенных от ветра и зимнее-весеннего солнца.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
P. strobus на нашей прививочной плантации, это прививки на кедр сибирский. Совместимость хорошая, а состояние зависит от конкретной погоды. Плантация располагается в чистом поле, на полном солнце и на полном ветру. На снимке слева возраст прививки 11 лет, высота 2 м, приросты в последние годы 40-50 см. Это середина октября. Прошлый год, включая зиму, был благоприятным. Поэтому на дереве есть живая хвоя не только текущего, но и прошлого года. На снимке справа – та же прививка через три с половиной года в середине июня. Условия прошлого и позапрошлого года были благоприятными. Это видно по хорошему приросту побегов. Но осень предшествующего года была сухая, а зима – морозная. Поэтому зимой и ранней весной хвоя получила повреждения. Она полностью опадет через неделю-другую. Почки живы. Из них вырастут нормальные, но короткие побеги, т.к. из-за полной гибели хвои их питание будет нарушено. Обратите внимание, что расположенный тут же сибирский кедр не получил вообще никаких повреждений, находится в идеальном состоянии. Фото С. Горошкевича.
 
Селекцией декоративных культиваров P. strobus специалисты занимаются уже полторы сотни лет. Культиваров много. В Royal Horticultural Society Encyclopedia of Conifers (2012) http://www.coniferworld.com/listing.php?x=t&a=Thuja&b=occidentalis их числится 280. На самом деле, гораздо больше. Они очень разнообразны: плакучие, фастигиатные, голубые, желтые, пестрые, полукарликовые, карликовые и миниатюрные. Для Сибири наиболее актуальны две последних группы.  
 
В нашей коллекции более 30 культиваров P. strobus. Некоторые из них привезены из Европы уже привитыми. Но большая часть привезены черенками и привиты на кедр сибирский. Приведем некоторые фотографии.
P. strobus Ed's Broom. Карликовый (прирост до 7,5 см) компактный шаровидный сорт с хвоей чуть светлее, чем у дикого вида. Происхождение сорта - Kenwith Nursery, Великобритания. 5-летняя прививка на кедре сибирском, размер 40 х 40 см, идеальное состояние. Фото С. Горошкевича.
P. strobus Kozel. По названию сразу видно славянское происхождение этого сорта. Действительно, его ввел в культуру чешский специалист Zdenek Jelinek. Клон интересен на редкость обильным заложением шишек. В Сибири устойчив. Иначе зачем бы он стал так обильно и регулярно цвести и плодоносить? Прививка на кедр сибирский. Возраст 5 лет. Фото С. Горошкевича.
P. strobus Minima. Один из самых старых (ему скоро будет 100 лет), проверенных временем, широко известных и широко распространенных культиваров. Он типично карликовый. В первые годы на мощном подвое может иметь прирост побегов 10 и даже 15 см. Но уже через несколько лет прирост стабилизируется на 6-7 см. Крона при этом уплотняется, загущается, становится плотной, очень декоративной. При этом из шаровидной в первые годы она трансформируется в форму сплюснутого эллипсоида. Молодая хвоя ярко-зеленого с оттенком лимонного цвета, в конце лета хвоя становится голубовато-зеленой. Экземпляру на снимке 13 лет. Это не наша прививка. Мы привезли ее из Германии в 8-летнем возрасте. На что она привита, точно неизвестно. Но обычно в Германии P. strobus прививают на P. armandii. Тем не менее, она отлично у нас живет. Лишь пару раз наблюдалось легкое повреждение хвои сибирскими климатическими факторами. В западных источниках указано, что этот сорт вырастает до 1 м в высоту и до 1,5 в диаметре. Наше растение в 17-летнем возрасте уже превзошло это размеры: 120 х170 см. Это просто удивительный результат. Фото С. Горошкевича.
P. strobus интересна тем, что у нее есть несколько культиваров с кудрявой хвоей. Есть они и в нашей коллекции. Есть и в продаже. Они бывают как сильнорослые, так и карликовые. На снимке – фрагмент кроны сильнорослого культивара P. strobus Torulosa. «Torulosa» с латыни – бугорчатая. Правда, где тут авторы названия увидели бугры, я, признаться, не понял. Этот клон происходит из Dawes Arboretum (шт. Огайо, США), впервые описан в 1976 г. Старейший экземпляр в этом арборетуме в возрасте 30 лет имел высоту 7 м. Прививка, фрагмент которой приведен на снимке, привезена из Чехии 7 лет назад. Живет у нас отлично. Повреждается сибирскими климатическими факторами реже и меньше, чем дикий вид. Дает приросты до 40 см. Фото С. Горошкевича.
В последние годы на рынке появились полукарликовые, карликовые и даже миниатюрные культивары, полученные от скрещивания сильнорослых кудрявых с не кудрявыми низкорослыми. Они обычно имеют в названии английские слова «curls» - кудри или «curly» - кудрявый. Один из ведущих селекционеров Joerg Kohout из Германии получил так много семенного потомства, что оно есть у него в продаже. Четыре года назад мы прикупили два таких растения. Они отлично у нас прижились. Одно из них на снимке. Возраст 8 лет, высота 30, диаметр кроны 40 см, приросты постепенно увеличиваются и достигли 10 см. Хвоя яркая, желто-зелено-голубая. Крона густая и красивая. Мы уже начали размножение этого клона прививкой на кедр сибирский. Правда, название ему пока не придумали. Может быть, ‘Siberian Сurls’? Фото С. Горошкевича.
 
Мы привели здесь описание лишь тех культиваров, для которых есть хорошие фотографии, сделанные в нашей коллекции. В нашем прайс-листе довольно много культиваров P. strobus: и тех, что есть на фотографиях, и других. В пределах размерного класса (в данном случае, это карликовые культивары) устойчивость мало зависит от названия. Поэтому берите смело. Все будет в порядке.
Pinus peuce. Слово peuce (peuke) – древнегреческого происхождения. Это одно из названий сосны (в современном греческом языке сосна = «Теуко». Таким образом, Р. peuce – это сосна сосновая с некоторым греческим колоритом. Действительно, этот балканский вид встречается, в том числе, и на севере Греции. Русское название – румелийская – также имеет географический смысл. Слово происходит от арабского названия Византии — Рум (Рим), то есть Восточная Римская империя. Румелией в свое время называли европейские владения Османской империи. Английское название – Macedonian pine. Это очень обижает болгар, ибо большая часть ареала расположена отнюдь не в Македонии, а в Болгарии. Сами болгары называют ее «бяла мура», что означает белая ель. Почему белая – понятно: ведь и английское название 5-хвойных – white pines. Почему ель – тоже понятно: шишки Р. peuce показались народу значительно больше похожими на еловые, чем на шишки тех видов, которые в Болгарии называются «бор» - сосна (P. sylvestris, P. nigra).
 
Ареал P. peuce. Он реально реликтовый: маленький и точечный. Этот вид распространен в горных районах Балканского полуострова: в Болгарии, Сербии, Черногории, Албании, Греции. В Македонии (страна квадратной формы в центре) ее, действительно, почти нет. Так что болгары тут совершенно правы.
Средняя полоса Балканского полуострова – это южная часть зоны широколиственных лесов. В горах тут выражены трех лесных пояса (снизу вверх): собственно широколиственные леса, смешанные леса, хвойные леса. Так вот, P. peuce распространена, главным образом, в верхней половине хвойного (горно-таежного) пояса. Нижняя половина этого пояса занята елово-пихтовыми (P. abies – A. alba) лесами. Пихта редко поднимается выше середины хвойного пояса. В верхней половине этого пояса главным конкурентом ели становится P. peuce, причем, с увеличением абсолютной высоты ее доля в составе насаждений непрерывно растет. На верхней границе леса она уже однозначно доминирует, местами довольно далеко проникая в пояс субальпийских зарослей P. mugo. Однако не будем забывать, что это ЮЖНЫЕ горы, расположенные примерно на широте Кавказа. А устойчивы ли у нас кавказские горно-таежные виды? Мягко выражаясь, не вполне. P. peuce явно превосходит их в этом отношении. Это самый подходящий для России вид веймутовых сосен.

Сосна румелийская интересна для нас своей относительной зимостойкостью. Она забирается в горы значительно выше, чем сосна обыкновенная или ель европейская. Более того, это единственный из лесных видов, который отлично себя чувствует выше лесного пояса, в подгольцовом поясе сосны горной (Р. mugo). На фото – верхняя граница древесной растительности на северном склоне горного массива Пирин в юго-западной Болгарии, высота 2400 м. Проросшие сквозь заросли сосны горной деревья сосны румелийской при высоте 12-13 м вообще (1) не имеют никаких морозных повреждений. Это, конечно, впечатляет и позволяет надеяться на устойчивость P. peuce у нас, в России. Фото С. Горошкевича
В благоприятных условиях P. peuce - это дерево первой величины (до 25-30 м) с прямым, идеального качества стволом. По структуре кроны она представляет собой нечто среднее между кедром сибирским (отличается отсутствием вершины в форме канделябра) и P. strobes (отличается значительно большей густотой). Снимок сделан на северном макросклоне горного массива Пирин в юго-западной части Болгарии. Фото С. Горошкевича
У отдельно стоящих деревьев крона значительно шире, опущена почти до основания ствола. Обратите внимание на обильнейшее плодоношение. Снимок сделан на северном макросклоне горного массива Рила в юго-западной части Болгарии. Фото С. Горошкевича
 
P. peuce сравнительно теневынослива, растет значительно (чуть не в 2 раза) медленнее сосны веймутовой. Засухоустойчива, умеренно требовательна к плодородию почвы. Предпочитает нейтральные и слабокислые почвы. Это очень хорошо заметно в природе: при одной и той же высоте и экспозиции склона на силикатных породах живет P. peuce, на карбонатных – P. heldreichii. Неплохо переносит условия города. Абсолютно устойчива к пузырчатой ржавчине - главному бичу американских веймутовых сосен.
Хвоя у P. peuce торчащая, прижатая к побегам, плотная, не очень длинная (до 9 см), тонкая (0,7-0,8 мм) живет 3-4 года. Она совершенно не висячая (отличие от P. wallichiana), темно зеленая, на наружной стороне блестящая, без голубизны (отличие от P. strobus). Шишки не такие длинные (10-15 см), как у P. wallichiana, и не такие тонкие, как у P. strobus. Еще одно отличие от последнего вида: чешуи сильно выпуклые чешуи, поэтому поверхность незрелой шишки бугристая. Самый характерный признак шишек – ярко выраженная асимметричность (форма банана). В период созревания шишки висячие, но ножка не длинная, до 1 см. Шишки после выпадения семян долго (до года) висят на ветвях. (ссылка на источник фотографии)
 
P. peuce интересна своими семенами и способом их распространения. Семена довольно крупные, масса в среднем 50 мг. Крыло семени сильно редуцировано, примерно равно длине семени. С таким крылом далеко не улетишь. Поэтому под пологом леса P. peuce расселяется ветром, а на гарях и вырубках – кедровкой. В период вскоре после созревания шишек я видел много этих птиц, с удовольствием добывающих семена из шишек. Кстати, во многих источниках отмечается, что чешуи шишек P. peuce значительно более хрупкие, чем у типичных веймутовых сосен. Видимо, это также связано содействием кедровке: так ей легче добывать семена из шишек.
На гарях, вырубках и других техногенно нарушенных землях всходы P. peuce сугубо групповые, точно такие же, как у кедровых сосен. Снимок сделан в Болгарии, на северном макросклоне горного массива Рила. Число сеянцев – 12, возраст – 4 года. Фото С. Горошкевича
 
По мировому опыту, P. peuce устойчива от 4-й-5-й зоны USDA. Действительно, в Москве и Питере есть старые абсолютно устойчивые, регулярно плодоносящие деревья. Этот вид пока не очень распространен, но с каждым годом его популярность растет. Мы активно занимаемся интродукцией P. peuce в Россию. Для Сибири она годится условно. Актуальна разве что в укрытых от ветра местах и в полутени. Тем не менее, мы пытаемся ее выращивать. При этом используем более континентальный, болгарский экотип, который предположительно больше подходит для нас, чем западно-балканский.
Школьное отделение P. peuce на нашем питомнике. Происхождение семян – юго-западная Болгария, северный макросклон горного массива Рила, высота 1850 м над уровнем моря. Возраст 9 лет, высота около 1 м, состояние – отличное. Обратите внимание на расположенную тут же тую западную. Она заметно повреждена. А P. peuce – нет. Фото С. Горошкевича.
На предыдущей фотографии растения сидят на грядке густовато. Поэтому нет возможности показать форму кроны. Если их посадить не так густо, то получаются вот такие идеально симметричные деревца с широкояйцевидной формой кроны. Обратите внимание, что нижняя часть кроны выглядит гуще, чем верхняя. Это не только из-за более быстрого роста. Если присмотреться, то можно заметить, что в верхней части кроны жива только хвоя текущего года (снимок сделан в начале октября), а в нижней части кроны есть также хвоя 2- и 3-летнего возраста. Это потому, что вершина деревца торчала зимой над снегом как раз в зоне его переноса метелями, и оказалась повреждена. Такое случается у нас примерно раз в три года. При этом портится обычно лишь хвоя. Почки остаются живыми. Поэтому уже декоративность деревьев быстро восстанавливается. Уверены, что P. peuce сибирского производства будут очень хороши для Европейской России. Они есть у нас в массовом количестве. Фото С. Горошкевича.
Уникальная для 5-хвойных сосен особенность P. peuce – очень раннее плодоношение. Даже у нас в Сибири оно начинается при высоте деревьев чуть больше метра в возрасте 10-11 лет. Ранее и впоследствии обильное плодоношение придает этому виду оригинальность и своеобразную декоративность. На снимке – плодоносящие испытательные культуры P. peuce в возрасте 12 лет. Когда я провожу экскурсию по питомнику, то говорю так: «А сейчас я покажу вам удивительное явление природы – кедр с еловыми шишками». Люди удивляются: им это нравится. Правда, некоторые говорят, что их еще больше удивила бы и порадовала ель с кедровыми шишками. Фото С. Горошкевича.  
 
Как вид, редкий в природе (его и описали-то впервые только в середине 19-го века), P. peuce поздно оказалась вовлеченной в селекционную работу. Так, в известной книге Герда Крюссмана (российское издание 1986 г.) вообще не упомянуто ни одного культивара. Но в последние 2-3 десятилетия интерес к этой теме резко усилился.  В Royal Horticultural Society Encyclopedia of Conifers (2012) http://www.coniferworld.com/listing.php?x=t&a=Thuja&b=occidentalis указано 23 культивара. Реально их значительно больше. Только на нашем питомнике испытываются 18 чужих и два наших привойных культивара. Все они абсолютно устойчивы в Сибири. Как они выглядят у нас, посмотрим на фотографиях.
Самый старый и самый известный сорт P. peuce Arnold Dwarf. Выведен Arnold Arboretum (штат Массачусетс, США) в 1965. Это вегетативно размноженный карликовый мутант, который исходно нашли в посеве. Полукарликовый компактный сорт с широкояйцевидной формой кроны. Прирост 8-15 см в год. В данном случае это 6-летняя, размер 30 х 30 см. Скорость роста пока заметно ниже характерной для сорта. Возможно, это из-за того, что прививка сделана на кедр сибирский. Фото С. Горошкевича.
P. peuce Kobold. Новый сорт селекции Joerg Kohout (Германия). Это вегетативно размноженная «ведьмина метла» из Черногории. Метла была довольно плотная. Поэтому предполагалось, что из нее получится если не миниатюрный, то карликовый культивар. Поэтому Йорг назвал его Kobold. Кобольд – это персонаж германской мифологии, родственник нашего домового (барабашки). В виде 2-летней прививки получен нами непосредственно от оригинатора. Отлично у нас прижился. На снимке 5-летняя прививка из нашей коллекции. Отлично выглядит, обильно ветвится, хорошо растет. Мы уже начали размножение этого сорта. Прививаем на кедр сибирский. Фото С. Горошкевича.
Свой вклад в селекцию P. peuce  внесли и мы: нашли несколько «ведьминых метел» в горах Болгарии.  Одна из них, самая величественная, найденная в урочище Тодорка на северном макросклоне горного массива Пирин, представлена на фото. Там же представлен и оригинатор: для масштаба. Эта масштабная линейка показывает, что высота «ведьминой метлы» - почти 10 м. Это, конечно, не мировой рекорд, но впечатляющая «цифра». Фото О. Хуторного
Одна из болгарских «ведьминых метел» в прививке на кедр сибирский. Это новый культивар P. peuce ’Христо Цаков’. Назван в честь болгарского исследователя, доктора наук, профессора, зам. директора по научной работе Института леса Болгарской Академии наук. Христо Цаков - большой друг России, говорит по-русски не хуже нас, отлично знает российскую природу и русскую культуру. Христо – лучший знаток лесов из Pinus peuce. Именно Христо привел нас в то место, где мы нашли эту ВМ. Отсюда и название. Отличный карликовый культивар. Возраст прививки 8 лет, размер 30 х 30 см, густая крона, шаровидная форма. Абсолютно устойчив в Сибири, как все карликовые и полукарликовые култивары P. peuce. Фото С. Горошкевича.
 

Новости
Новый режим работы!
С 19 июня по 7 августа 2017г - понедельник выходной день.
Новое поступление плодовых!
03.06.2017 | Новое поступление плодовых!
В продаже появились новые саженцы плодово-ягодных культур с закрытой корневой системой - яблони, сливы, груши, алыча и др.
обновленный прайс-лист

Появился новый прайс-лист на 2017г!!!

Новый режим работы!
С 20 июня по 8 августа 2016г - понедельник выходной день.